Женечка, часть 2

Special dedication to Skiman :)


***


Special dedication to Skiman :)


Умение хранить секреты никогда не числилось среди женечкиных достоинств. Еще в детстве она, прибегая с улицы, первым делом выбалтывала маме все новости, забывая про обещания. В школе все знали, что важные секреты Женьке лучше не доверять: растреплет, не со зла, а так, между прочим. После чудной ночки на берегу перестала на время беспокоить плоть, но стало одолевать другое: хотелось поделиться, рассказать о своем подвиге. Над кандидатурой собеседницы долго думать не пришлось. Подруга ее институтской поры Наташа была самой сексуально неотразимой, перетрахавшей половину однокурсников и часть преподов. Причем именно перетрахала она, а не ее. Обычно интересовавший ее мужчина останавливался в уголке, с глупым видом был спрашиваем о какой-нибудь ерунде, наивнющие черные глаза смотрели в самую душу, а вздымающаяся грудь тем временем прижималась к объекту охоты. Застигнутый врасплох самец спешил пригласить красотку в заведение, недогадливых Наташа тем же наивным тоном просила объяснить ("ничегошеньки не понимаю, расскажите в более спокойном месте") все как можно подробнее. Так или иначе посещение неизменно заканчивалось либо скрипучей койкой в ее общаге, либо на его территории. Она первая с курса развелась, муж оставил ей квартиру и был рад, что отделался так легко: в браке она продемонстрировала неуемный сексуальный аппетит и редкую стервозность. Сорокапятилетний бизнесмен все-таки считал этот брак удачной сделкой (жгучую фигуристую брюнетку многие хотели видеть сопровождающей при выходе в свет), пока Наташа, уже после развода, не сообщила ему о количестве ответвлений на его темечке. В настоящий момент она жила одна, работая в какой-то фирмочке и над смыслом жизни особенно не задумывалась.

- Значит, в два смычка тебя, радость моя, отымели? - Наташа откинулась в кресле, подлила мартини в бокалы и засмеялась, глядя на возбужденную воспоминаниями подружку. Бутылка заканчивалась, и Женечка уже выложила все от начала до конца.

- А попочку-то расслаблять надо, тогда и не больно совсем, и кончаешь, как сумасшедшая, от двух хуев-то.

- А ты что, так пробовала? - Женя чувствовала себя искушенной во всех пороках мира, чем очень потешала более опытную подругу.

- Я, моя хорошая, с двумя сразу еще на третьем курсе попробовала. Андрюха, грузин такой рыжий, смешной, помнишь его? Так он сам не свой до женских задниц был. На первое мая с ним и еще с одним в общаге напились, так я им двоим сразу и дала. Сначала не поняла, зачем он конец вазелином намазывает, как поняла - уже поздно было. Как он мне туда засунул, я кричать - больно! Он, паразит, рот мне зажимает, и наяривает. Потом второй пристроился, ждать не мог - все слюни ронял, смотрел, чуть в штаны не кончил. Снизу-сбоку как-то подлез и тоже засунул. А под конец мне уже и понравилось, еще, говорю, давайте. Они ржут - распробовала, говорят. До утра так и кувыркались втроем. Да, молодость, молодость, как вспомнишь: ни душа, ни хрена, в комнате запах такой - только за него из общаги выгонять можно было! А ты спрашиваешь, пробовала - не пробовала. Кстати, если уж про дуплет мы с тобой так разболтались, то покажу кой-чего из личных запасов.

- У тебя что, пара мужиков припрятана? - Женечка была в том настроении, в котором говорятся и делаются любые глупости.

- У меня кое-что получше есть, подожди, принесу.

Женечка была заинтригована: Наташка ерундой хвастаться не стала бы.

- Смотри, вот он, моя радость!

С видом доброй феи она раскрыла коробку, украшеннню изображениями амурчиков с внушительными эрегированными членами и наклейками с надписями по-французски.

- Ух ты, вот так Змей-Горыныч! - женечкина реакция была, как всегда, непосредственна. В коробке был дилдо темно-розового цвета. Когда она взяла его в руки, то позавидовала подружке от души: он был такой мягкий снаружи и упругий внутри, что его никак не хотелось выпускать из рук. Один член над другим, верхний толще и длиннее, нижний тоньше, короче и сильнее изогнутый.

- По каталогу из Франции выписала, денег стоил - вспомнить страшно. А ты чего как кролик на удава на него уставилась? Неужели со своим пентюхом ты ничего такого себе не завела?

- Игорь не одобрял, да и какие-то не такие на ощупь они у нас в магазинах, твердые.

- Да, это вещь, не кусок шланга гофрированного.

- А это что за тюбик в коробке? Ничего по-французски не понимаю.

- Ты вообще мало чего понимаешь. Смазка это ароматизированная, глупая твоя голова.

- Ой, правда, как пахнет хорошо. Наташ, а Наташ...

- С собой не дам, не мечтай, а здесь - хоть до смерти себя затрахай.

- А ты не будешь против?

- Если бы я против была, я б тебе его не показала. Ну-ка, глянь в зеркало на себя.

- Ой, щеки как горят! - Женечка присела на кушетку напротив зеркала, не выпуская сокровища из рук.

- Да у тебя не только щеки - глаза вон как горят. Прямо насмотреться на тебя не могу.

- А как вставлять, два сразу, или по одному?

- Давай так: я тебе помогу, но и ты мне не откажешь, в чем - чуть позже узнаешь.

- Ох, Наташенька, давай быстрее, покажи, ну... - Женечка сидела напротив зеркала на низкой тахте, задрав юбку, трусики болтались на одной ноге. Членом она водила по половым губам, держа его обеими руками.

- Снимай кофточку, лифчик тоже. Всегда я твоей фигурке завидовала - стройная, ноги длиннющие. Ложись, ложись...

Приговаривая, она намазала сладко-горько пахнущим кремом оба рога, легонько поцеловала головки и начала поглаживать внутренние поверхности женечкиных бедер. Лежа на спине, та подняла обе ноги так, чтобы подруге все было видно и доступно. Нежно, чуть вращательными движениями та стала вводить члены во влагалище и анус. Женечка дрогнувшими пальцами коснулась сосков, электрический разряд пробил ее от груди до промежности. Она опустила ноги на плечи Наташе.

- Только женщина знает, как это правильно делать, тебе нравится, моя сладкая?

- Давай, давай глубже, очень нравится.

Решительным движением Наташа погрузила члены по самое основание. Женечка сильнее затеребила соски, двигая тазо
Рекомендуем